Декоммунизации бывают разные | Altleft | Альтернативные левые

Декоммунизации бывают разные

E:\ЫЫЫ\ЛЕВАКУ★\Классовые войны\Венгерское восстание 1956\Эрика Селеш 1 ноября 1956 года .jpg

 Бытует устойчивое мнение, будто бы декоммунизация вызвана исключительно жутким страхом элит перед марксизмом. Например, давний запрет советской символики в странах Балтии левые единогласно трактовали именно так. Мол, буржуи боятся коммунистического учения, чувствуют подъём левого движения и т.д. Прям боятся и уважают. Так ли это? Не совсем.

Давайте начнём с соседей. В той же Украине рыночный капитализм с 1991-года, но при относительно дружественном Кремлю режиме Януковича особой декоммунизации не проводилось, наоборот – бандеровцы получали грозную отповедь как раскольники нации. То же и в Беларуси, там даже 7 ноября остался праздником и выходным днём. А ведь говорят ещё некоторые, будто у нас буржуи боятся 7 ноября! Также в Беларуси вторым государственным языком признан русский, а днём независимости… день освобождения страны советской армией от гитлеровцев. В отличие от других соседей, где день независимости – день отсоединения от Советского Союза. Кремль всё это ценит и щедро одаривает своих друзей. Но, разумеется, и с ними бывают «семейные разборки».

Что же случилось после событий 2014-го года? Неужто какие-то особо антикоммунистические буржуи у власти? Чем же вызван такой повальный снос памятников Ленину и переименование улиц? Да всё просто. Это делается в пику российскому правительству. Ведётся война за историческую память. И памятники Ленину украинцы, латыши, поляки, венгры сносят вовсе не как лидеру коммунистической идеи, а как «российскому империалисту».  Увы, но многие украинцы считают его именно таким, что всячески поощряется властью. Украинская власть хочет представить дело таким образом, будто бы большевизм был насильственно занесён в Украину Россией. Но в этом не было надобности – Украина была богата революционными традициями. Марксизм и левые идеи были столь же популярны в рядах украинской интеллигенции, как и великоросской. Развито было анархистское движение. Национал-коммунистические настроения представляла партия «Боротьба».  Украинские революционные войска в Гражданскую были вполне самобытным и самостоятельным явлением.

Наряду с декоммунизацией киевская власть переименовывает улицы Суворова и Кутузова. А какое они имеют отношение к коммунизму? Также украинские праворадикалы не раз высказывались о желательности переименования улиц Пушкина, Достоевского и прочих русских писателей в улицы Шевченко, Франко и т.д. Хотя тот же «украинский» Гоголь вряд ли стал бы себя отделять от плеяды «русских» писателей. Более того, были прецеденты осквернения памятников неукраинских писателей. Неужели недавний снос памятника Жукову в Харькове тоже был вызван боязнью коммунизма? Или Жуков у нас теперь великий марксист?

Глава украинского Института нацпамяти Вятрович уверен, что вслед за незаконченной декоммунизацией Украину вскоре должна накрыть волна деколонизации:

«Советское, коммунистическое прошлое — далеко не единственное, что может быть использовано Россией в войне против Украины, — подчеркнул он. – Все мы стали свидетелями того, как и более глубокая история используется Россией, чтобы мобилизовать своих сторонников и противостоять Украине, — сказал он.

— Речь идет о так называемой «Новороссии», об истории Российской империи конца XVIII — начала XIX веков. Все эти остатки российского имперского прошлого — тоже «маркеры», дающие возможность говорить о каком-то «едином народе», «одной стране», которую якобы следует восстановить. Так что логическим продолжением декоммунизации должна быть деколонизация. Это избавление от имперского наследия, которое может быть использовано для восстановления империи. ..Мы будем добиваться закрытия музея Полтавской битвы, — пообещал Вятрович. — Это сражение — элемент имперской славы России, и украинцам в ней нечем гордиться.

Собственно, Полтавская битва – это вообще антиукраинское событие. Поскольку лучшие представители нашей нации воевали против россиян на стороне шведской армии»

Печально, что в таких странах на смену советским приходят новые национальные мифы. Но такая декоммунизация – это естественный процесс, через который пройдут все страны СНГ, нравится нам это или нет. К тому же, если посмотреть на этот процесс диалектично, то и в нём есть положительный момент, от которого нормальные левые только выигрывают. Вот скажем против мавзолея, памятников и культа личности Ленина возражали и Крупская, и Троцкий. Получается они тоже декоммунизаторы? Нет, как раз их возражения и были вызваны беспокойством за идею, ибо все эти постаменты и статуи Ильичу – издевательство над ним самим. Или другой пример. Венгерское восстание 1956-го года до сих пор у многих не в чести. А как же! Ведь венгры сносили советские памятники, жгли символику, убивали гэбистов, поднимали лозунг «Долой коммунизм!», а вместе с ним и «Да здравствует власть Советов и рабочее самоуправление!». Да, венгерское восстание было массовым, а потому неоднородным. И левые играли в нём далеко не последнюю роль:

«В руководстве восставшими было очень много коммунистов, чьи расхождения с Москвой были весьма незначительны, однако они были увлечены революционной ситуацией и увидели в ней шанс для себя. Революционный министр обороны Пал Малетер был членом компартии и полковником венгерской армии. Глава революционной нацгвардии Бела Кирай был командующим сухопутными войсками Венгрии при Ракоши, но в 1951 угодил в опалу и был отправлен в лагерь. Редактор революционной газеты «Венгерская свобода» Миклош Гимеш был не только членом партии, но и воевал в рядах югославских партизан Тито. Геза Лошонцы вступил в венгерскую компартию ещё до войны. Даже один из самых жестоких полевых командиров Йожеф Дудаш, прославившийся кровавыми расправами над агентами госбезопасности и коммунистами, сам был убеждённым коммунистом. Он с 14 лет был коммунистическим активистом, занимался подпольной работой, сидел за это в румынской тюрьме, в годы войны имел теснейшие связи с коммунистическим подпольем. Даже занимаясь кровавыми расправами, он заявлял, что действует в интересах рабочего класса и крестьян, во имя социализма. А на суде уверял, что является убеждённым социалистом, а свои действия оправдывал революционной целесообразностью. Другой полевой командир Янош Сабо тоже был старым коммунистом — он ещё в 1919 году вступил в венгерскую Красную армию, появившуюся после первого захвата власти коммунистами. Всех их объединяло либо разочарование в ракошизме, либо то, что они пострадали от репрессий в годы правления венгерского диктатора. Идейных антикоммунистов в рядах восставших было не так уж много. Из более-менее явных в руководстве восставших выделялся разве что Гергей Погратц, придерживавшийся националистических взглядов». (https://life.ru/p/1057422)

Не забудем ещё о том, что самой боевой стала «шахтёрская бригада», которая наиболее упорно дралась в городских боях с советскими войсками. Да и протестующие студенты начинали с требований «социализма с человеческим лицом». И декоммунизация здесь была по сути была десталинизацией, хоть и сносились памятники и Ленину, и Сталину. Старые левые презрительно окрестили венгерские события «контрреволюцией». Но это больше похоже на одну из самых эпичных и трагичных революций XX века. Да, подобные события в Румынии в 1989-м году приведут к полной реставрации капитализма. Но не потому ли так получилось, что не оказалось достойных и свободных от догм прошлого левых сил, способных оседлать эту волну? 

E:\ЫЫЫ\ЛЕВАКУ★\Классовые войны\Венгерское восстание 1956\-h4X3U_Sy5k.jpg

А что же с Россией? Здесь декоммунизация поначалу действительно ставила целью очернение марксизма. В 90-е на фоне маршей Анпилова и неизжитого советского патриотизма власти реально опасались «красных реваншистов». Большевиков, народников и остальные революционеров начинают изображать исчадием ада. На экраны выходит трэш вроде «Россия, которую мы потеряли» и «Обыкновенный большевизм». Начались даже попытки реабилитации РОА и прочих коллаборантов. Но всё же декоммунизация оказалась невыгодна и до максимума доведена не была. В горячке демонтажа всего советского она годилась, но для новой патриотической идеологии – не очень. К тому же разговоры пошли ни много ни мало о люстрациях и Нюрнбергском процессе над коммунизмом. А такое для недавно переобувшихся в «демократов» членов КПСС, видимо, было не очень. Гораздо выгоднее оказалось советские ностальгические настроения не декоммунизировать, а возглавить… И наиболее терпимое отношение власти, конечно же, начинают проявлять к товарищу Сталину. Пожалуй, лучше всех об этом сказал Сергей Соловьёв:

«..Попытка декоммунизации в России привела к краху десталинизации. Потому что ельцинский режим с самого начала себя противопоставил всей советской истории..Но это породило массовое низовое сопротивление, поскольку огромное количество наших с вами сограждан выкидывать на помойку бóльшую часть своей жизни не захотело. И в противовес этому начался такой низовой народный сталинизм, связанный отнюдь не с реальным товарищем Сталиным, и отнюдь не с воспоминаниями о сталинском периоде, тем более, что те, кто мог о нем свидетельствовать, большей частью уже умерли. Но это была идеализация прошлого в противовес настоящему.

И в итоге показать, что на самом деле для страны принес сталинский период, и почему именно в сталинском периоде были заложены основы развала СССР и вырождения номенклатуры, превращения ее в ту когорту людей, которые осуществят смену режима в 91 году, став главными бенефициарами этой смены режима – это показать так и не удалось..Это нетрудно было заметить, и Путин и его идеологи создали новую идеологическую модель, в которой российский триколор соседствует с советским гимном. Когда был продекларирован – во многом так и оставшись декларацией, но тем не менее – отказ от общего осуждения советского периода. Вот это вызвало действительно массовую поддержку…»

Можно вспомнить знаменитые «сталинобусы», которые ещё недавно колесили по Санкт-Петербургу. Но не только это. В Новосибирске КПРФ милостиво допустили до власти, и их мэр, конечно же, установил памятник Сталину. И дело тут не в членах КПРФ, им вовсе не обязательно быть главами городов, чтобы туда возвращались советские памятники. Так, в прошлом году в один из скверов Краснодара вернулся отреставрированный памятник Ильичу, беседующему с матросом, что в свою очередь вызвало приступ колики у декоммунизаторов. (https://www.kubantv.ru/details/otrestavrirovannuyu-skulpturu-lenin-govorit-s-matrosom-ustanovili-v-tsentre-krasnodara/

Картинки по запросу "ленин разговаривающий с матросом"

О чём это нам говорит? Да о том, что все эти левые фетиши для правящих классов ничего не значат.  Тот же Путин в своё время возражал против выноса тела Ленина из мавзолея, заметив важность фигуры последнего для широкой аудитории людей.  И он же называл его национал-предателям. То есть президент легко может с одной стороны пожурить слишком ретивых декоммунизаторов и кинуть кость советским патриотам. С другой стороны – также легко кинуть камень в советский огород, чем вызвать поддержку у правых. Элите не важно целовать портреты Сталина или Ельцина. Для капиталистического Спектакля не так принципиально в каких декорациях играть роль мудрого опекуна.

Сегодняшнему левому бороться с декоммунизаторами, с романами Солженицына, со всеми этими неполживыми байками и делами старины глубокой НЕ НУЖНО. Совсем. Прекратить играть в эту игру. Левым бы научиться уже хоть чуть-чуть бороться с капиталистами. А борьба за фетиши – эта борьба против самих себя. И в такой ситуации, например, в очередной раз вестись на шумиху по поводу мавзолея — неосмотрительно. Судьба тела Ленина — последнее, что должно волновать левого. У нас рабочее движение похоронено, профсоюзы мертвы, феминизм стараниями различных арт-групп и прочих «художников» превращён в клоунаду, и сам лозунг «против капитализма!» наталкивается на здравое недоверие. Вот о чём нужно беспокоиться. Перестать биться за призраки прошлого. Вступить в борьбу за настоящее.