Шумиха вокруг Второй Мировой | Altleft | Альтернативные левые

Шумиха вокруг Второй Мировой

Если в настоящем Вторая мировая уже отгремела, то в баталиях политиканов она похоже не закончится никогда. Страсти вокруг неё и предшествующих событий (вроде пакта Молотова-Риббентропа и раздела Польши) кипят нешуточные. Ситуация усугубляется ещё и 75-летием победы, которую Россия готовится отмечать с небывалой помпой. Если даже в новогоднем обращении президент не преминул упомянуть об этом юбилее… Список гостей уже готовится заранее. Ряд политиков не приглашены, они  подвергаются осуждению по ТВ.

Российский лидер обзывает польского посла свиньёй и всецело хвалит политику Сталина в отношении Гитлера, Польша требует от России компенсаций за причинённый ущерб во Второй мировой, а немцы в европарламенте вообще изображают Советский Союз чуть ли не как главного виновника войны. В этой информационной войне, где потоком льётся полуправда и откровенная ложь, неискушённому человеку всё труднее оставаться беспристрастным – и он, увы, занимает сторону одного из лагерей. Почему этого делать не следует, и что скрывается за всей этой шумихой?

Начнём с польских претензий к России, по которым они выставляют счета. В чём же они состоят? В том, что Сталин заключил пакт с Гитлером, по которому получил свою часть Польши. Доводы Путина и наших плазменных патриотов о том, что «независимой Польши после нападения Гитлера уже не существовало, а значит мы ничего не оккупировали», сразу отбросим. Во-первых, может для русских наци Польши никогда и не существовало, но для самих поляков она существовала всегда. Скажите героям Вестерплатте и обороны Брестской крепости, что после 1 сентября Польши уже не существовало, и они сражались за химеру. Скажите это Армии Краевой и всему польскому Сопротивлению, которое продолжало бегать по лесам и бороться с захватчиками.  Во-вторых, но…тогда же получается, что в 1944-м независимой Польши тоже не существовало! А значит советские войска ничего не освободили. И нам никто ничего должен, что уже не ладит с российской мантрой «мы спасли мир от фашизма!».

Ещё одна уловка – «это была не оккупация Польши, а всего лишь освободительный для Украины и Белоруссии поход Красной Армии. Советский Союз просто вернул свои территории, которые забрала Польша в 1920-м». Что характерно – очень удобная позиция для крымнашистов и любителей ДНР. «Мы просто возвращаем своё!» Но с какого момента считать земли чьими-либо? Ведь изначально западная Украина и Белоруссия ни в Российскую империю, ни в СССР не входили. Тоже и с Крымом. Сейчас много русских проживает в Белоруссии и северном Казахстане. И многие из них хотели бы быть частью России. И что – теперь стоит устраивать войну и идти до Аляски?  Поэтому вопрос об историческом праве на территории очень скользкий и ведёт к бесконечной войне.

Отдельно стоит отметить тезис нацпатриотов о том, что Советский Союз на освобождённых территориях помогал восстанавливать экономику и столько всего в эти страны вложил. И вообще, мол, Польше/Украине/Литве/ Латвии (вставить по вкусу) под Советами жилось лучше, так что нечего возникать. Но это стандартная риторика оккупанта.  Белые колонизаторы также оправдывали захват Африки и других земель тем, что они несут дикарям свет цивилизации. И оправдывают его до сих пор, говоря: «Мы провели этим аборигенам железные дороги, понастроили школ и больниц. Посмотрите, как теперь живут они без нас, белых!» В насмешке нынешних СССР-фагов над кризисами современной Польши или Украины мне слышится тот же дьявольский хохот колонизатора. Но для человека, как и для народа, вполне понятно желание быть свободным, а не быть в клетке. Пусть и золотой с хорошей кормёжкой.

Исторически Россия и Польша действительно почти всегда были противниками. Российские правители действительно принесли польскому народу много зла. И что же? Теперь стоит платить и каяться? Вовсе нет. Во-первых, какое отношение имеет современная РФ к советской? Оставим в стороне фантазии либералов о «возрождении Совка» и посмотрим правде в глаза. Минимальное. Во-вторых, у всех стран есть перед кем-то грешки. И ворох этих грехов бесконечен. Если всё старое друг другу помнить –  волками жить. Так можно докатиться до «Твой предок-неандерталец толкнул моего! Ты должен мне бабки!» В польском концлагере Тухол задолго до Второй мировой были замучены десятки красноармейцев. Кто заплатит за это преступление? Вторая Речь Посполитая проводила политику насильственной полонизации, подавляла украинскую, белорусскую, еврейскую культуру, отобрала у Литвы Вильнюс, участвовала в разделе Чехословакии с нацистами. За это тоже нужно выставлять счета? Российский президент давеча не преминул возможностью пнуть польские власти и припомнил им антисемитизм польского посла тех лет, обозвав его свиньёй. Но евреев притесняли повсюду – и в Польше, и в Украине, и Германии, и России (даже советской). Получается, что вся Европа должна Израилю!

Рукопожатие польского маршала Эдварда Рыдз-Смиглы и немецкого атташе полковника Богислава фон Штудница
Польские солдаты позируют с низложенным чехословацким гербом у захваченного ими в ходе операции «Залужье» здания телефона и телеграфа в чешском селении Лиготка Камеральна

Вот до какой глупости можно докатиться, если мыслить подобным образом. Борьба с «коммунистическим наследием» и «российской угрозой» стала одной из идеологем в руках правящих классов Польши, Латвии, Украины и многих других постсоветских стран. По факту мы имеем банальное нагнетание ненависти к призракам прошлого и к соседу. Да, СССР осуществлял репрессии против других народов, но это делал не только СССР. В СССР была диктатура «коммунистической» партии, но сама диктатура существовала не только там. Перед ВМВ во многих странах пришли к власти откровенно правые автократы. Пилсудский и Сметона, Хорти и Антонеску – имя им легион. Представление о том, что демократическую Европу терзали лишь тоталитарные Советский Союз и Третий Рейх, не соответствует действительности.

Теперь о позиции российских властей относительно пакта Молотова-Риббентропа. Комментируя события, предшествующие началу войны, Путин пообещал написать подробную статью о том, кто развязал Вторую Мировую войну и заметил при этом: «Сталин не запятнал себя прямыми контактами с Гитлером. А руководители Франции и Великобритании с ним встречались и бумажки подписывали». Российские власти говорят правду, когда отмечают, что СССР пытался наладить отношения с западными демократиями и создать систему коллективной безопасности в Европе, а уже когда это не получилось – кинулся в объятия  к Гитлеру ( не от хорошей жизни). Во многом это случилось из-за убийства просоветского французского министра Луи Барту и настороженного отношения остальных стран к СССР как очагу «коммунистической заразы». Западные демократии пошли на Мюнхенский сговор с Гитлером, жертвой чего в дальнейшем пала Чехословакия. Но российские власти лукавят, когда говорят, что Сталин не запятнал себя личными контактами с Гитлером, и пытаются обелить его политику. Это да, прямыми контактами не запятнал. Он всего лишь с Риббентропом выпивал за здоровье фюрера и немецких коммунистов сдавал гестапо за свои 30 сребреников. И союз Сталина и Гитлера, конечно же, шёл намного дальше простого «договора о ненападении». Но обо всём по порядку.

Здравицы вождей друг другу
Сталин и Риббентроп

После подписания пакта Молотова-Риббентропа из советской печати практически исчезла критика фашизма:

«После пяти лет грубого заискивания перед демократиями, когда весь «коммунизм» сводился к монотонному обличению фашистских агрессоров, Коминтерн внезапно открыл осенью 1939 года преступный империализм западных демократий. Налево кругом! Отныне ни слова осуждения по поводу разгрома Чехословакии и Польши, захвата Дании и Норвегии и потрясающих зверств, учиненных гитлеровскими бандами над поляками и евреями! Гитлер изображается как мирный вегетарианец, которого непрерывно провоцируют западные империалисты. Англо-французский союз называется в прессе Коминтерна «империалистским блоком против немецкого народа». Геббельс не придумал бы лучше! Эмигрантская немецкая компартия горит огнем любви к отечеству. А так как германское отечество не перестало быть фашистским, то выходит так, что германская компартия заняла… социал-фашистскую позицию. Наступил, наконец, момент, когда сталинская теория социал-фашизма приобрела плоть и кровь».
Лев Троцкий «Манифест Четвёртого Интернационала», 1940 г.

«По-видимому, даже такие искушённые сталинисты, как Димитров и Мануильский не сразу осознали суть новой политической стратегии Сталина, требовавшей от зарубежных компартий полного прекращения антифашистской пропаганды. Об этом свидетельствует их письмо Сталину от 27 августа, в котором говорилось, что «компартии, как подобает, реагируют на бешеную антисоветскую кампанию буржуазной и социал-демократической печати». В подтверждение этого Димитров послал Сталину, Молотову и Жданову справку о позиции, занятой компартиями капиталистических стран в связи с заключением пакта. Не получив ответа на этот документ, Димитров, видимо, осознал, что эти компартии ведут себя не так, «как подобает» с точки зрения Сталина.. «При намечении этой линии, — сокрушенно писал Димитров, -…мы встречаем исключительные трудности и для их преодоления, как и для принятия правильного решения мы нуждаемся больше, чем когда бы то ни было, в непосредственной помощи и совете тов. Сталина».  Такая «помощь» была оказана Сталиным 7 сентября, когда состоялась его встреча с Димитровым в присутствии Молотова и Жданова. На этой встрече Сталин определил основные позиции, по которым необходим кардинальный пересмотр политической стратегии и тактики Коминтерна. 

Во-первых, Сталин потребовал отказаться от деления капиталистических держав на агрессивные и неагрессивные, фашистские и демократические, которое, по его словам, «во время войны… потеряло прежний смысл». Руководствуясь этой установкой, Коминтерн снял лозунг о фашизме как главном источнике империалистической агрессии. Сам термин «фашизм» применительно к Германии исчез из документов Коминтерна, как и со страниц советской печати. Во-вторых, Сталин навязал Коминтерну оценку войны как империалистической с обеих сторон, которая «ничего не даст рабочим, кроме страданий и лишений». Он заявил, что «война идёт между двумя группами капиталистических стран (бедные и богатые в отношении колоний, сырья и т. д.) за передел мира, за господство над миром». 

В соответствии с такой оценкой характера войны, подчинённой узко и неверно понятым государственным интересам СССР, компартиям всех воюющих стран была навязана ложная и ущербная пораженческая установка, согласно которой они должны решительно выступать против своих правительств. Следуя этой установке, западные компартии прекратили разоблачение гитлеризма и перенесли основное направление борьбы на свои правительства. Это вызвало запрет на деятельность компартий и преследование их активистов в буржуазно-демократических странах..»
Вадим Роговин «Мировая революция и мировая война», 1998 г.

Можно добавить, что особенно тяжело последнее сказалось на участии коммунистов во французском антифашистском Сопротивлении, где на них долго ещё смотрели как на предателей… В свою очередь фашистская печать отвечала советской тем же. Произошло натуральное переобувание пропагандистов, чисто по Оруэллу. Теперь немцам предписывалось с Советами «дружить», а врагами объявлялись англо-французские империалисты. В головах рядовых нацистов, для которых СССР был цитаделью еврейского зла, теперь происходил настоящий сумбур. Тоже можно сказать и про все компартии, которые привыкли выводить фашизм как главное зло. Прежде всего, ничто не характеризует лучше шаги политика, как голоса его врагов. Если от них – крики озлобления, то он на верном пути. Но если человека, считающего себя коммунистом, безудержно восхваляет его классовый враг… значит его политика полностью контрреволюционна и никакой левизной тут и не пахнет. Террор Сталина против коммунистов и его сближение с Гитлером вызвало самые лестные отклики у махровых реакционеров –  как у белогвардейцев, так и иных фашистов:

«От своих немецких собратьев не отставала и итальянская печать. В «Джорнело д’Италиа» появилась статья, возвещавшая, что «тоталитарные государств, несмотря на различие своей формы и содержания, договорились между собой в момент, находящийся под знаком наступательных планов великой империалистической и плутократической демократии…

В той же газете 29 августа появилась статья её московского корреспондента под названием «Из предыстории германо-советского пакта». В ней сближение Германии и СССР объяснялось тем, что в Советском Союзе «за последние годы произошли существенные организационные и кадровые перемены… Устранение из общественной жизни того верхнего слоя, который назывался «троцкистским», а он был устранён именно по этой причине, было, несомненно, весьма существенным фактором в достижении взаимопонимания между Советским Союзом и Германией». 

Мысль о том, что без террористической расправы над старыми большевиками советско-германский союз был бы невозможен, неоднократно высказывалась наиболее проницательными врагами большевизма. В переписке руководящих деятелей РОВСа — самой крупной военизированной организации белоэмигрантов — указывалось, что устранение одного из ведущих деятелей Коминтерна Пятницкого «было непременным условием установления наиболее тесных контактов Сталина и Гитлера… Его падение и арест — закат деятельности Коминтерна. Теперь Сталин приступает к осуществлению своей имперской политики, сделав своим союзником Гитлера».
Вадим Роговин «Мировая революция и мировая война», 1998 г.

Нужно быть откровенным дураком или откровенным жуликом, чтобы в 2020 году защищать террор 30-х. Но именно эта красно-коричневая тенденция вновь всплывает в среде левацких ютуберов. К примеру. Канал «Вестник бури» берет под защиту и пакт, и остальные сталинские преступления. При этом они старательно затушёвывают направленность сталинских репрессий против левых. Направленность, носившую явно термидорианский характер. Как могут люди, называющие себя… эм… марксистами, оправдывать сталинские репрессии, когда сами белогвардейцы дали им красноречивую оценку:

«Поговорим… о Сталине и его деяниях. Я не согласен с Вами, что-де, мол, «протянули они 20 лет, протянут и еще 20». Думаю, что не протянут. Да и надо отметить то, что 20 лет они жили и своих не угробливали, а на вторые 20 лет именно с этого-то и начали. А взаимные угробливания и казни в своей среде есть нормальный конец всякой революции… Пусть Сталин проведет черную работу как можно дальше… Пусть он принесет хоть ту пользу, что ликвидирует тех, кто, добравшись к власти, затянет дело надолго. А такими я считаю именно тех, кого сам Сталин, видимо, рассматривает как своих конкурентов, ибо только этим обстоятельством объясняется переселение их из советского рая в потусторонний ад… Все разговоры об «изменах», «шпионаже в пользу одной державы» — это сплошной вздор».
Из письма лидера РОВС А. А. Лампе к С. А. Волконской от 13 августа 1937 г. 

В общем и целом адвокатура сталинского террора от «Вестника бури» свелась к следующему:
1)В сталинских репрессиях, кроме советского руководства, виновны Япония и США, которые наводняли советскую страну своими шпионами (что?!)
2)От репрессий страдали невиновные, но в основном  – власовцы, коллаборанты, предатели и бандиты (хотя какие к чёрту коллаборанты в 30-е?!)
3)Сталин виноват, но он и не виноват. Виноваты перегибы чекистов на местах
4)Ну и конечно, Юра Дудь – злодей и негодяй!

Здесь «Вестник бури» уподобляется старым байкам от бабок на скамейке: «Ну да, Сталин, конечно, чутка перегнул палку. Да, страдали невиновные. Немножко. Но времена такие были, шпионов столько в стране. По-другому нельзя было! И вообще, в перегибах не Сталин виноват, а ретивые Берия, Ежов и другие!»  То бишь, царь – хороший, бояре – плохие. Сталин, кстати, знал подобную психологию российского человека, и потому-то и сваливал вину на местные кадры. Старые левые говорят, что Сталин и советское руководство искренне верили (будто это их оправдывает) в заговор троцкистов. Очень хорошо. Но почему тогда левые сажались и расстреливались то по обвинению в работе на фашистские разведки, то по обвинению в сговоре с англо-французскими империалистами и прочими? Зигзаги сталинизма отражались и на его репрессиях. Получается, что сталинисты сами придумывали заговоры и сами в них верили. Верили, что евреи Каменев, Зиновьев, Троцкий  – агенты нацистского гестапо. Значит советское руководство попросту было сумасшедшим, и вы, старые левые, адвокатируете невменяемого. С чем вас и поздравляю! Дело закрыто. Сталин-Чикатило полностью оправдан, ведь он не расстрелял миллионы, а всего лишь где-то тысяч семьсот. Подумаешь…

А если серьёзно, то старые левые любят также защищать пакт, ссылаясь на исторические условия, историческую необходимость. Но так можно выгораживать что угодно. Ведь даже Александр Бузгалин, в целом оправдывающий оборонительную сделку с Гитлером, вынужден признать: «Однако заключенный после падения Польши договор с Германией о дружбе и границе явно выходит за пределы политически целесообразного и выглядит, скорее, как заигрывание с Гитлером. Но даже этот договор вовсе не обязывал нас в своей пропаганде обелять фашистскую агрессию в Европе и возлагать ответственность  за разжигание войны на англо-французскую коалицию». Нынешние «марксисты» оправдывают всё это геополитическими интересами страны и прочим. Но так они автоматически становятся на национал-патриотические позиции, а не на классовые, в верности которым клянутся. Вы не марксисты, вы – патриоты. Причём в самом худшем смысле этого слова.

Занятно, что риторика того же «Вестника патриота» по пакту и Второй мировой почти полностью совпадает с кремлёвской. Но не только в этом. Недавно Милонов на ютубе открыл свой канал, в котором пообещал бороться с Дудём, Варламовым, Парфёновым и прочей либшизой. Помилуйте, Виталий Валентинович, вы опоздали! За вас всю работу сделает наш левый ютуб! Ведь они давно борются с этими злодеями, не жалея сил своих. Да, либералы фальсифицируют историю. Безусловно. И я этого не отрицаю. Но ещё больше фальсифицируют её нынешние красно-коричневые. С такими левыми, которые защищают махровый бонапартизм, и поют одни песенки с Кремлём, я ничего общего иметь не хочу. И если уж на то пошло, то Юра Дудь левее вот таких вот левых. Коснёмся же наиболее одиозной стороны германо-советского сотрудничества. А именно – выдачи Сталиным немецких коммунистов Гитлеру. Многие из них проживали в СССР после 1933-го года. На начало 1937-го – 4015 граждан Германии. Перед нами протокол «двойки» Ежов-Вышинский о высылке из СССР граждан других государств, в основном Германии и Австрии. По данным немецкого посольства, из них в 1937-38 годах было репрессировано 720 человек. Выслано из СССР 622 человека. 2/3 арестованных составляли члены коммунистической партии Германии. В списках фигурирует такой человек, как Эрнст Фабиш. В юности Фабиш был членом молодёжного объединения «Немецко-еврейский альянс». Однако в 1930 году в Бреслау он вступил в Коммунистическую молодежную оппозицию (KJO), молодежное крыло движения Коммунистическая партия – оппозиция (KПО). Преследуемый гестапо, Фабиш бежал в Чехословакию в 1934 году, а затем перебрался в Советский Союз. Из-за своего членства в КПО он был арестован, в январе 1938-го выдан советским руководством нацистам. Он умер в концлагере Аушвиц в 1943 году. Похожим образом погиб и Франц Коричонер —один из основателей Коммунистической партии Австрии. Но нынешним мраксистам плевать… Они озабочены лишь сохранением фетиша великого Сталина.

Протоколы о высылке немецких коммунистов

Печальна судьба и другой коммунистки – Маргарет Бубер-Нойманн. Маргарет была женой члена политбюро ЦК КПГ Хайнца Нойманна, расстрелянного в СССР в 1937 году. Освобождена американцами в 1945 году в концлагере «Равенсбрюк». Вот её воспоминания:

«…В ночь с 31 декабря 1939 г. на 1 января 1940 г. поезд тронулся. Он увозил семьдесят сломленных людей… Через разоренную Польшу мы ехали дальше, к Брест-Литовску. На мосту через Буг нас ждали сотрудники аппарата другого европейского тоталитарного режима — немецкого гестапо. Три человека отказались перейти этот мост, а именно: венгерский еврей по фамилии Блох, рабочий-коммунист, осужденный нацистами, и немецкий учитель, чье имя я забыла. Их потащили к мосту силой. Бешенство нацистов, эсэсовцев, сразу вылилось на еврея. Нас поместили в поезд и отвезли о Люблин… В Люблине нас передали гестапо. Именно тогда мы смогли убедиться, что нас не просто выдали гестапо, но что НКВД также выдало СС касающиеся нас материалы. Так, например, в моем досье было обозначено помимо всего прочего, что я жена Ноймана, а Нойман был одним из немцев, которых сильнее всего ненавидели немецкие нацисты…»

Маргарет Бубер-Нойманн

Примечателен также случай, когда чекистам, верным советско-германской дружбе, пришлось также искать крестьянина, виновного в покушении на портрет Адольфа Гитлера (https://www.currenttime.tv/a/nkvd-hitler-portrait-in-moldova/29836757.html) То неловкое чувство, когда СССР дружит с нацистами, а враг народа всё равно ты… Таким образом, тезис Путина, что «Сталин ничем себя не запятнал» не выдерживает критики. Как мы видим, от простого договора о ненападении СССР и Германия перешли не только к тесному военно-экономическому, но даже и политическому сотрудничеству.  

Как совершенно справедливо заметил в своём заявлении Путину премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий: «22 сентября в Бресте прошел торжественный парад — празднование общей победы гитлеровской Германии и советской России над независимой Польшей. Такие парады не проводят стороны договоров о ненападении — это делают союзники и друзья.

Именно так было в случае Гитлера и Сталина — долгое время они не только были союзниками, но и друзьями. Эта дружба процветала настолько, что когда группа из 150 германских коммунистов еще до войны сбежала из Третьего рейха в СССР, в ноябре 1939 года Сталин передал их Гитлеру «в качестве подарка», обрекая их на верную смерть».

Пожалуй, единственное, в чём он преувеличивает,  это в дружбе Сталина и Гитлера. Но это общее для всех антисоветчиков. Здесь они выдают желаемое за действительное. На самом деле, конечно, никакой дружбы, которая мерещится либералам, не было (как и в Мюнхенском сговоре). Была лишь сделка двух империалистов с перспективой переиграть соперника, а империалисты помельче (панская Польша) и незадачливые прокремлёвские коммунисты стали разменной монетой. Сталин и Гитлер – два тирана, которые не доверяли никому. Союз Сталина и Гитлера – это союз с ножами за пазухой. Под вопросом могли ли такие люди вообще с кем-либо дружить. Тем не менее, не лишним будет подчеркнуть, что у СССР и Германии был именно договор, носивший название «о ДРУЖБЕ и границе». О дружбе! То есть он предполагал большее, чем простой договор о нейтралитете, как бы нынешним нацпатриотам этого не хотелось. Умалчивает польский премьер и о участии самой Польши в разделе Чехословакии совместно с Венгрией и Германией. Да и на польский парад независимости нацисты приглашались. А такого, видимо, удостаиваются только «союзники» и «друзья».

Можно бесконечно говорить о советско-германском сотрудничестве, но, думаю, достаточно. Мы ещё не затрагивали военно-экономический союз. Отмечу здесь лишь то, что в мифологии плазменных патриотов США и Запад прям таки выращивали нацистского зверя на погибель России. Однако никакие капиталисты не идут ни в какое сравнение с помощью, которую оказал СССР Германии в 1939-1941 годах. Сотрудничество было взаимовыгодным. Третий Рейх получал сырьё, а Советский Союз – новые технологии. Однако это вовсе не повод рвать на себе волосы в духе «О боже! Россия вскармливала нацистского зверя! Нет нам прощения». В сравнении с остальными этот поступок советского руководства уже и не грех. Вторая мировая была бы в любом случае, а в сотрудничестве с Гитлером замарались почти всё. Фашизм был вскормлен страхом мировых элит перед растущим рабочим движением. В фашизме виновны все и никто в отдельности.

Итак. Сегодня все правительства бьют себя пяткой в грудь и уверяют, что именно их стране мир обязан спасением от фашизма. Каждый тянет одеяло на себя и утверждает, что он то и есть истинный антифашист.  Однако если мы посмотрим на международные отношения перед ВМВ, то увидим, что у всех стран здесь рыльце в пуху. Как собственно и всегда. Отношения перед ВМВ – это сплошная «игра престолов», где каждый пытается кинуть каждого. Участвовать в этом шабаше порядочному человеку не стоит. Когда-то Лев Троцкий писал: «Мясникам второй империалистской войны не удастся превратить Гитлера в козла отпущения за свои грехи. Пред судом пролетариата отвечать будут все нынешние властители, Гитлер займет только первое место на скамье подсудимых». Увы, Лев Давидович много ошибался. Ошибся и здесь. Никакого суда пролетариата так не состоялось, а обвинители на Нюрнбергском процессе постарались избегать упоминаний и Мюнхенского сговора, и пакта Молотова-Риббентропа. За демонизацией Гитлера правящие классы стали скрывать как собственные преступления, так и начало той самой войны.