КРАСНАЯ ПЛЕСЕНЬ: сексизм | Altleft | Альтернативные левые

КРАСНАЯ ПЛЕСЕНЬ: сексизм

Во всех политических движениях (за редкими исключениями) отсутствует баланс мужской и женской части. В руководствах партий, разного рода групп и проектов и вовсе чаще всего находятся одни лишь мужчины. Там, где женщины все-таки представлены, они по большей части имеют гораздо меньшее личное и коллективное влияние, чем мужчины, а бывает, что и вовсе выполняют функции несамостоятельных говорящих голов. Кажется, что у левых дела должны обстоять иначе. Не зря же полтора века всеми силами боролись за женскую эмансипацию? Хотя “слева” женщины в целом по миру имеют гораздо большее влияние, чем “справа”, в России на левом фланге всеми красками цветет женоненавистничество, патриархальщина всевозможных мастей и в придачу зоологическая гомофобия.

Начну, пожалуй, с описания личного опыта. Я лично сталкивалась с проявлениями сексизма в марксистских кругах, с домогательствами и неприемлемым “юмором”, а также с обесцениванием своего женского опыта. У многих левых в головах не укладывается, что классического марксистского анализа “женского вопроса” недостаточно.

Как отмечает Хайди Хартманн в своем труде “Несчастливый брак феминизма с марксизмом”, “женский вопрос” никогда не был “феминистским вопросом”, поскольку классические марксистские тексты, анализирующие положение женщин, ставят вопрос об отношении женщины к экономической системе, а не к мужчине.

Хайди Хартманн (1945) — американская феминистка, занимается проблемами гендерного неравенства и сегрегации на рабочем месте, двойной эксплуатации женщин в сфере домашнего и наемного труда и т.п. Хартманн выступает за сочетание марксистского и радикально-феминистского подходов для комплексного понимания и преодоления подчиненной роли женщины – как в классовом, так и в гипотетическом постклассовом обществе.

Определяя женщин как часть рабочего класса, марксистский способ анализа постоянно подчиняет вопрос об отношении женщин к мужчинам вопросу об отношении рабочих к капиталу. Тогда как же гендерные стереотипы, домогательства, домашнее насилие, вторая смена, низкие зарплаты и сексуальная объективация? Только специальный феминистский анализ, говорит Хартманн, вскрывает системный характер отношений между мужчинами и женщинами.

“Если мы хотим понять развитие западных капиталистических обществ и тяжелое

положение женщин в нем, нам нужен и марксистский анализ, в особенности его исторический и материалистический метод, и феминистский анализ, особенно определение патриархата как социальной и исторической структуры.

Валери Брайсов в “Политической теории феминизма” указывает на то, что “марксизм исключает возможность внеэкономического угнетения, что означает, что любые возможности конфликта интересов между полами без экономической подоплёки исключаются, равно как и вероятность существования патриархата в бесклассовом обществе».

Однако огромное количество коммунистов продолжают свято верить в то, что гендерная дискриминация отомрет как бы сама собой вместе с капиталистической экономикой. Выражается это в заезженных лозунгах о том, что любой феминизм “раскалывает рабочий класс”. Однако нужно понимать, что есть феминизм либеральный, а есть, например, альтернативный левый феминизм, феминизм сознательных женщин из рабочего класса, заинтересованных в радикальных изменениях экономической системы.

Но что характерно – именно сохранение патриархальных взглядов в левой среде ведет к расколу рабочего движения, ведь женщины коммунистических взглядов не задерживаются в таких организациях, либо предпочитая им буржуазно-феминистские, либо так и не отыскав должной поддержки классовых сестер и братьев, закрываются в себе, смиряются со своим положением, не раскрыв свой революционный потенциал.

Изнасилование и другие “мелкие хулиганства”

Как правило, среда в левых кругах крайне не дружественна и более того – порой даже небезопасна. Это подтверждает резонансный случай, произошедший в конце 2019 года.

8 ноября 2019 года на своей странице в VK участница Революционной рабочей партии (“РРП”) Елизавета Тимофеева сделала заявление о том, что ее изнасиловал один из лидеров “РРП” Иван Антохин. Оказалось, что партия была категорически против ее обращения в полицию. Но полицию Елизавета все же обратилась, да только не удивительно, что заявление ей пришлось забрать.

“Партийный аппарат был против обращения в полицию, но забрала я заявление больше из-за того, что на меня давили родители, говоря о том, что мы все равно не выиграем дело. По словам следователя, сам Ваня написал чистосердечное”.

Антохин также весьма цинично подтвердил факт изнасилования в личной переписке с Елизаветой.

    “Я тебя изнасиловал. Но что конкретно тебе не понравилось?”

Так почему же насильник Антохин все еще в “РРП”? Быть может, потому что подавляющее большинство таких вот левых организаций – не что иное, как “мужские клубы” с агрессивным мачистским климатом?

Авторка поста решила связаться с Лизой, чтобы прояснить ситуацию. 
А: Лиза, расскажи, пожалуйста, как ты себя чувствуешь после случившегося?

Л: Я будто до сих пор не могу до конца осознать эту ситуацию. Пытаюсь оправдывать преступника, и очень бы хотела поверить, что я действительно вру. Со мной долгое время работали специалисты, сейчас меня поддерживают близкие и друзья.

А: Как отнеслись к этому твои товарищи? Чем-то помогли? Поддержали?

Л: В “РРП” меня поддерживают мало, в общем, все считают, что я не должна была выносить сор из избы. Я покинула организацию. Другие активисты и активистки левого движения писали мне о желании поддержать меня.

А: Может, ты раньше замечала какие-либо проявления сексизма в левой среде?

Л: Обычно сексизм заключается в отрицании актуальности женского вопроса, в неформальной среде глупыми сексистскими шутками… Антохин знает, что ему не грозит ничего, кроме слухов, поэтому он не особо волнуется. Как он сам писал мне, ему плевать на всё, вопрос лишь в том, что я очень навредила “РРП”.

А: В своем посте ты упоминала, что по словам следователя, Иван написал чистосердечное. Почему же тогда твои родители уговаривали забрать заявление? Ведь в таком случае удалось бы воздать по заслугам…

Л: Мои родители беспокоились за моё состояние, за его тоже. Они не хотели, чтобы мальчик сел из-за меня…

Что-ж, инцидент с изнасилованием и реакция на это родителей жертвы поразительно напоминает культуру замалчивания и стигму стыда в таких развивающихся странах, как Индия, например. Родители часто отговаривают жертву от подачи заявления в полицию, от придания огласки. Как видим, мы недалеко ушли от подобных консервативных стран.

Что же получается, красивые лозунги современных леваков о “привлечении женщин к общей борьбе за социальную справедливость” не более, чем лицемерие?..

Реакция на подобные случаи и преступления других мужчин-”социалистов” весьма показательна и, увы, предсказуема – обвинение жертвы, “сама виновата”, женоненавистнические насмешки, сексуальная объективация и обесценивание. Это прослеживается в дискуссиях и комментариях на различных левых ресурсах.

“Какой цинизм, этой дамочке ровным счетом плевать на человека, им его посадить в тюрьму просто-запросто, им же все равно на судьбу человека…”

Вот уж действительно цинизм и жестокость  – сажать людей за изнасилования.

“Мне вот интересно, доведете ли вы своей травлей парня до самоубийства или не доведете?”

Каким образом согласуются коммунистические, либертарные взгляды и такая вот оголтелая ненависть к женщинам, для нас остается большой загадкой.

Партийный сексизм

Свою историю мне рассказала Мария (имя изменено), которая до определенной поры состояла в одной из ячеек КПРФ.

“Мы многое делали, – рассказывает Мария. – Люди там были разного возраста, включая подростков от комсомола. Иногда накрывался скромный стол в честь какого-нибудь праздника, эдакие свойские посиделки. Вот здесь и прятался сексизм,  «бытовой». Подготавливали угощения, убирали лишнее по умолчанию именно женщины. Поддерживала в чистоте арендуемое помещение тоже именно женщина, одна из партийных. Мужчины не вызывались.”

Известно, что, помимо наемного труда, женщина, как правило, так же трудится и дома  – обслуживая мужа, воспитывая детей, ухаживая за старшими родственниками. Данные функции женщине по умолчанию вменяются, как мы видим, практически везде, и даже в левой среде. О какой прогрессивности левых взглядов может идти речь, если даже коммунисты с удовольствием паразитируют на женщинах благодаря патриархату?

Другой партийный товарищ Марии полагал, что, мол, поскольку женщины “красивые”, мужчины не могут не реагировать на “женскую красоту”, и что в Интернете должно быть больше «красивых» (обнажённых) фото.

Человек, с которым Мария общалась довольно близко, также придерживался сексистских установок.

“Он считал, что его “мужская обязанность” оберегать меня, женщину. То есть не просто товарищески, а именно потому что он мужчина, а я женщина. Не пускал меня на опасные мероприятия, где могли бы повязать. То есть, это он воспринимал женщин как не равных себе воительниц, не товарок, плечом к плечу стоящих, а более слабых, нежных существ, которым не место на передовой революции. Кроме того, он одобряет порнографию и считает, что у потенциального отца ровно те же права на ребёнка и что мужское мнение имеет вес в праве женщины на аборт.”

Одобрение порнографии отнюдь не редкое явление среди коммунистов. Для нас же, альтернативных левых феминисток, прочная связь капитала и порно – очевидна. Подобная непоследовательность и противоречие, выражающееся в защите порнографии, для нас недопустима.

Мало что таких коммунистов отличает от рядовых патриархалов. Все бы ничего, если бы таковыми были лишь так называемые “коммунисты из КПРФ”, не так обидно. Однако не дальше от них ушла элитка, так сказать, сталинистской мысли в лице многими уважаемых и небезызвестных граждан Жукова, Майснера и Юлина…

Занятное видео появилось в начале года на канале Comrade Major, в котором эта святая троица высокомерно насмехается над опытом дискриминируемых групп и, конечно, над феминистками. Это видео наглядно иллюстрирует пренебрежительное отношение левых патриархалов к уникальным женским проблемам.
Очень легко и просто обсуждать феминизм без феминисток, маргинализированные идентичности без их представительниц. Отчетливо видно, как собственные привилегии гетеро-мужчин с социальным капиталом напрочь перекрывают объективный взгляд на вещи.

Недалеко ушел от своих братьев по разуму известный блогер Андрей Рудой. В  январе он порадовал своих подписчиков видео, которое можно “глянуть совместно с девушкой/женой/матушкой/сестрицей/боевой подругой”, – ролик был посвящен… косметике, вернее, его вредному производству. На стриме с Кагарлицким в конце месяца Рудой сообщил занятное наблюдений: “В левое движение приходит все больше красивых девушек”. И приходят эти “красивые девушки”, очевидно для того, чтобы смотреть видосы про косметику…

Я помню, как мне передали слова одного парня из нашей рижской левой организации. “Женщины, они по определению буржуазны”. Видимо, он имел в виду, что женщины заинтересованы лишь в отношениях с богачами, что это их изначальная, “природная” цель, и все, что их может интересовать – это материальные блага. Что, разумеется, далеко от истины. Как известно, из женщин с самого раннего детства буквально выбивают всяческое желание интересоваться политикой, и уж тем более –  участвовать в ней, критиковать действующую власть и изучать социалистические альтернативы. Женщин “буржуазными” и зацикленными на меркантильных аспектах жизни делает капиталистическая пропаганда, но, не стоит забывать, что действующая экономическая система зомбирует также и мужчин.

Еще одна наша соратница пишет, что состоит в марксистском кружке, где преобладают сексистские установки.

“…оправдание насилия, уничижительные слова, типа «баба» часто говорят, переход на личности… и это только то, что я сейчас вспомнила. В конкретно нашей ячейке такого нет (ну или открытого), но вот тут, в общей беседе как только начинается спор, то много кто гонит на феминисток и несёт бред. Очень грустно, что далеко не все понимаю, и не поймут никогда!”

Сексизм, мизогиния и мачистская культура внутри левого движения катастрофическим образом влияет на перспективы социалистического будущего в целом. Женщин с опытом простых работниц в самую первую очередь необходимо вовлекать в активизм, и лишь недальновидные социалисты будут это отрицать. Каким образом они представляют себе вовлечение женщин в общую борьбу, если левая среда изначально не дружественна и нетерпима к женщинам? Необходимо пересмотреть культуру общения внутри организаций и кружков и по возможности избавиться от токсичных установок, отпугивающих наших потенциальных соратниц.

Источники:
“Несчастливый брак феминизма с марксизмом” Х.Хартманн 
“Политической теории феминизма” В.Брайсов