Игра в европейских левых | Altleft | Альтернативные левые

Игра в европейских левых

У многих внешних наблюдателей может сложиться впечатление об альтернативных левых как об очередном проекте «евролеваков», как о движении в сторону левого либерализма группы бывших ортодоксальных марксистов. Мы понимаем это и потому хотим сделать ряд важных пояснений. Частично наша редакция уже затрагивала этот вопрос в комментарии к статье Кирилла Медведева. «Евролевых», «новых левых» и другие лево-либеральные группы альты, как и в случае с «ортодоксальными марксистами», рассматривают как форму социально-политической реконструкции – только реконструируется в данном случае не большевистский мифологический образ, а образ европейских левых движений.

Реконструкторство бывает самым разным. Некоторые публицисты подбивают левых на воссоздание городской герильи. В этом они не менее безумны, чем «граждане СССР», объявляющие группы своих руководителей «советским правительством на оккупированной территории». КПРФ реконструирует комсомол и пионерию. У «истинных коммунистов» существует фетиш рабочего класса и профсоюзов. Анархисты, например, реконструируют образы европейского акционизма с фаерами и антиполицейской риторикой, забывая, что все эти милые вещи существуют на периферии массовых рабочих демонстраций и обеспечены вовлечением гигантского количества трудящихся в забастовки, митинги и шествия. «Евролевые», «новые левые» и другие левые либералы очень любят ЛГБТ-активизм, феминизм и борьбу за экологию.

Во всем этом есть своя романтика, своя привлекательность. И многое из этого абстрактно правильные вещи. Только вот Европа, США, Латинская Америка, Индия, ЮАР шли к герилье, акциям, забастовкам, демонстрациям, феминизму и ЛГБТ-активизму своим историческим путём. То, что понятно европейцу, не понятно нашему соотечественнику на уровне мировоззрения: например, связь феминистских требований и рабочего движения, т.к. в нашей стране большинство людей даже не знает самую общую информацию об истории 8-го марта. Если в Индии маоисты могут с оружием в руках контролировать целые регионы, то это плод полувековой борьбы, полувековых традиций, особых условий, а не плод вспышек ярости на страницах андеграундных левацких журналов.

Иногда бывает, что фетиши реконструкторов совпадают с запросами общества. Так, стихийно организующиеся профсоюзы дают запрос на опытное руководство. В этом смысле рабочистский и профсоюзный фетиш позволяют чаще других «вытаскивать» своих носителей из маргинальной спячки. Хотя обычно с рабочистским фетишем совпадает очередная голодовка или «забастовка» с требованиями выплатить заработную плату. У «евролеваков» так случилось с законом о профилактике семейного насилия и мусорными протестами. Объективная общественная потребность совпала с феминистским и экологическим фетишами. Но все это лишь совпадения, а не продукт грамотного политического руководства.

Альтернативные левые, на первый взгляд неискушенного наблюдателя, тоже выступают носителями тех же фетишей, что и левые. Однако мы хотим создать новую культуру, новый подход к политической тактике и стратегии. Да, мы часто пишем и говорим о профсоюзах и феминизме, однако мы говорим и хотим делать по-другому, с другими акцентами, не подражая никому, а ориентируясь «на местности».

Давайте рассмотрим это на конкретном примере. «Евролевые» создали недавно новую феминистскую организацию. Эта организация выпустила листовку с призывом к забастовке 6 марта. И к ним сразу же возникает ряд вопросов. Вы понимаете, что такое забастовка? Вы организовывали хотя бы одну локальную забастовку? Вы понимаете, что в России за последние 15 лет настоящие забастовки можно пересчитать по пальцам? У вас есть инициативные группы на предприятиях, способные организовать забастовки? Нет, конечно. Женщины ни разу отдельными коллективами в России не бастовали. Профсоюзы, очевидно, к этой акции не присоединяются (в первую очередь потому, что понимают абсурдность призыва). Да и требования, прописанные в тексте, кто их сформулировал? Сами организованные женщины, готовые бастовать? Если бы… Все эти разговоры о забастовке – просто красивые слова замечательных, но далеких от народа, людей, которые хотят «как в Европе». Либералы тоже хотят «как в Европе», только они выражают интересы мелкого, среднего и обиженного режимом крупного капитала и свою программу соотносят со своими ресурсами.

Женщины России с таким же скепсисом и недоверием прочтут подобные «призывы», с каким работницы и работники читают (если вообще читают!) газеты «истинных марксистов», которые последние щедро раздают у проходных заводов, снабжая свои очередные «Искры» и «Вперёды» ужасно важными принципами IV Интернационала середины XX века или серпасто-молоткастыми картинками.

Язык, которым говорят «евролевые», к сожалению, так же чужд массе, как чужды ей увесистые «марксистские» формулировки конца XIX века. Дискурсы, поствсёчтоугодно, либрочтоугодно, харасмент и проч. – язык уютных феминистских пространств и чатиков с легкой руки реконструкторов перекочевывает в листовки, посты и видео, рассчитанные на широкую пропаганду. Даже аббревиатура «ЛГБТ» стала относительно широко известна совсем недавно, и то благодаря гомофобной пропаганде, а не левым, которые, разумеется, использовали её всегда без расшифровки.

Мы пишем об этом честно, рассчитывая на понимание и дискуссию. В последнюю очередь мы хотели бы ругать левых и стоять в стороне с умным видом. Реконструкторство – это общая проблема, она связана с тем, что в России все традиции прерваны, а новые пути нащупываются в полумраке реакции и пассивности масс. Но нужно сказать себе честно: подражание кому-либо, пускай даже самым лучшим образцам, никогда не приведет нас к успеху. Всякое движение исторически конкретно. Если мы хотим победить, нам нужно создавать свою культуру, свои традиции, идти собственным путем, отталкиваясь от ежедневных потребностей той жизни, которая течет за окном, а не на уютном фейсбуке, таком милом сердцу подражателей европейской левой…