Наёмное рабство, фриланс и неолиберальные скрепы | Altleft | Альтернативные левые

Наёмное рабство, фриланс и неолиберальные скрепы

Одна из грандиознейших иллюзий, с которой приходится сталкиваться и от которой бросает в холодный пот, это, конечно, совершенно непоколебимая вера в справедливый мир, в свободы, которые всем нам теперь доступны. Мы просто обожаем это слово. Свобода. Свобода выбирать тем, кем тебе хочется быть. Свобода голосовать и что-либо менять. Свобода выбирать, где тебе хочется жить. Свобода приобретать, покупать, владеть. Свобода жрать. Жрать, но только то, что дают. То, что тебе протягивает добрый смеющийся Микки Маус. Ты… ты тоже видишь его? Его белоснежный оскал. Ещё немного и он окончательно внушит нам, что всё это, все сомнения – просто глупый дурацкий кошмарный сон, и нам просто нужно чем-то его стереть. Очиститься в одном из тех блистающих консьюмеристских храмов, купив то, что так необходимо. Это свобода, слышишь? СВО-БО-ДА. Мир справедлив, ты тоже можешь “раскрутиться”, baby, хватит уже быть лузерами. Все остальные  – лошары. Что? Те индийские женщины на потогонках… Они же могли выбирать. Выбор есть всегда, okay? “Выбор есть всегда.”, – продолжает твердить мне этот ласковый Микки Маус с телячьими глазами.

Я натыкаюсь на то, как организация The Walk Free Foundation в своем Глобальном индексе рабства на 2018 г. выдвигает предположение, что под критерии современного рабства попадают около 794 000 жителей России (в Великобритании 136 000, например). Постойте. Ведь должна быть обнародована совершенно иная цифра этого “современного рабства”, только… думаю, вы не захотите в неё поверить. Просто потому, что эта цифра – практически весь мир. Мир наёмных трудящихся. 

Принудительный труд – это не только трудовое рабство на условиях долговой кабалы и физического принуждения с использованием насильственных практик. Следует понимать, что существует и т.н. наёмное рабство или зарплатное, рабство мастерски завуалированное, рабство самое распространенное в мире, рабство, с которым сталкивается чуть ли не каждый из нас. 

Зарплатное рабство – это такое положение трудящихся, когда рабочие на основании трудового договора, а иногда и без (de jure) работают по собственной воле, а на практике (de facto) вынуждены торговать собственной рабочей силой на ненавистной работе, зачастую подчиняясь условиям работодателя ради того, чтобы выжить. 

Что же это, если не принуждение чистой воды?

Только принуждает тебя не группировка в виде членов отдельной банды, но преступная группировка в виде государственной власти и власти рынка. 

Основа такой экономической системы – это диктат господствующего класса, класса эксплуататоров, монополистов, элиты, буржуазии, называйте как вам угодно, ведь именно им и только им принадлежит частная собственность на средства производства, соответственно, и влияние на масс-медиа и индустрию развлечений. 

Они устанавливают правила игры, ценности, мораль, нормативность, параллельно впрыскивая в массовое сознание смертельные дозы иллюзий, мифов, отвлекающих практик, ненависти к инаковости, чтобы насаждённая уверенность в этой фейковой дешёвой свободе, в справедливости происходящего укоренилась в нас.

Однако при таком раскладе большинству из нас отводится роль лишь второстепенных элементов, живых взаимозаменяемых винтиков, “придатков машин”. Наше существование не обеспечено, поскольку наш труд покупают, только тогда, когда в нем кто-то нуждается, наёмные рабочие  – собственность класса капиталистов.

“НО… НО ВЫБОР ЕСТЬ ВСЕГДА!”

…только не в капиталистической системе производства и распределения, как ловко бы нам не пытались доказать, насколько это естественно для нас всех. Да, они делают это так профессионально, что и я однажды сама чуть не поверила в это. 

Однако зарплатное рабство – реальность большинства из нас, не может быть основана ни на чем другом, кроме как на отсутствии выбора. А ведь многие из нас желали бы посвятить себя труду созидательному и ценимому, такому труду, что раскрывал бы истинную суть личности, труду, ради которого хотелось бы просыпаться и ликовать, а не залившись кофе, плестись мимо таких же изможденных и выгоревших тел в никуда. 

Свободный труд и право на лень (о котором так метко писал ещё Лафарг) доступны лишь привилегированным группам общества, у которых для этого есть такие ресурсы, как: происхождение, среда, финансовая/моральная поддержка членов семьи/супругов, время, связи и многое другое. Но они, эти “достигшие успеха” креаклы, не весь мир. Классные истории успеха так хорошо продаются… Только вот не у каждого есть возможность на получение хотя бы профессионального образования. Далеко не у каждого из нас есть возможность заниматься любимым делом и “фрилансить” с ноутом прямиком из шезлонга где-нибудь на Бали. 

Недостаток мотивации и внутренних ресурсов  – то самое, о чем постоянно твердят вам все эти гуру/коучи и прочая, питающаяся вашей «недостаточностью», не́жить, обвиняя вас в якобы лени, есть не более чем следствия репрессивной дегуманизирующей системы, а не причины ваших бед. Деструктивная конкуренция и гонка за “лучшестью” превращает нас в опустошенных зомби, на которых по итогу всем плевать. Расходный материал.

Просто взгляните на то, что сделал с нами этот капиталистический червь. Сперва он высасывает из нас всю уверенность в себе, обесценивает, обезличивает и объективирует, а после … после изрыгает в мир прыгающих микки-маусов, блистающих торговых центров, дешёвых тряпок, жратвы, развлечений всех мастей и называет это СВОБОДОЙ! 

…и убеждает нас в том, что мы вольны выбирать. Вольны быть теми, кем хотим быть. Однако, на деле, мы не способны выбирать. Мы дезориентированы. 

“Я ВСЕГДА МОГУ СТАТЬ ХОЗЯЙКОЙ САМА СЕБЕ!”

Дезориентация в океане “свободного выбора” и неолиберальных скреп порождает культуру фриланса. Я не просто так говорю “культура”. Повальное стремление становится фрилансерками и начинать “работать на себя” в наши дни обрело особый размах. Это новый модный лайф-стайл, к которому призывают стремится во что бы то ни стало, и на популяризации которого заколачивает свой капитал целая армия паразитов.

Это отлично иллюстрирует то, в какое отчаянное положение загнаны не только пролетарии низкоквалифицированного труда, но и образованные люди, высококвалифицированные профессионалки: наемный труд – это труд отчужденный.

Отчуждение это превращение деятельности человека и ее результатов в самостоятельную господствующую над этим человеком силу, враждебную ему. Произведенный рабочим продукт отчуждается в пользу собственника средств производства, и вследствие этого представляет собой  нечто чуждое, т.е. отчужденное от самого работника.

Фриланс вообще как вид самозанятости – интереснейшее явление с весьма двойственной природой. С одной стороны, это порождение капиталистического общества с его вечным стремлением “всех нагнуть” и достигнуть успеха, независимости, вскарабкаться к вершине пищевой цепи, стать хозяином сначала себе, с перспективой, возможно, расширить свою власть и перенести ее на других (начать свой бизнес). Фриланс также может быть и побегом от социальных обязательств и оплаты простоя для бизнеса.

С другой же, это вынужденная мера многих профессионалок пускаться в свободное плавание, нахлебавшись сполна традиционных трудовых отношений в капиталистическом настоящем, изможденных зарплатным рабством и отчужденным трудом.

В любом случае- это риск и непостоянная занятость. Мы не задумываемся: почему человеку необходимо сносить столько рисков, чтобы стать “хозяином себе”, почему это должно сопровождаться такими усилиями, напротив – мы принимаем правила игры эксплуатационной системы, вместо того, чтобы сломать ее общими усилиями и превратить в социалистическую, создавая профсоюзы, объединяясь в кооперативы, сделать так, чтобы “хозяевами себе” были не только персоны с набором привилегий, но и все трудящиеся персоны вокруг.

В какой-то мере фриланс, в том виде, в котором он сейчас существует и насаждается, к которому так все стремятся, практика индивидуалистическая, когда тебя больше волнует исключительно твое положение под звездой по имени капитализм. Персоны, яростно проповедующие великий путь фриланса, довольно часто имеют мышление идеалистического толка. В их распоряжении  – арсенал существенных привилегий в виде образования, квалификации, социального капитала, средств производства, времени и т.д. 

Однако есть и не самая светлая сторона этой якобы “независимости”. Часто некоторые становятся фрилансерами из-за безработицы, тем самым попадая в новый т.н. “класс социально неустроенных людей, не имеющих полной гарантированной занятости” и стабильного дохода, т.н. прекариат

Подавляющее большинство фрилансеров работают по устному соглашению. Более половины опрошенных часто посещает тревога и ощущение нестабильности. “Прекариат – это продукт неолиберальной политики”, – пишет в своем социологическом исследовании Ж. Тощенко, – “который занял место пролетариата, скомплектованный практически из всех слоев современного общества”.

“…нонконформизм, отсутствие внешнего повседневного контроля на деле оборачивается тем, что эта показная и иногда чем-то привлекательная независимость поражена теми же ограничениями, как и весь прекариат – беззащитностью, отсутствием социальных гарантий, одиночеством человека в случае непредвиденных жизненных обстоятельств, лишением стабильности и уверенности в будущем.”

На этой тенденции, которая с одной стороны продиктована неолиберальной культурой успеха и достижений, с другой (её же порождением),  – унизительным «лоховским» статусом трудящегося человека в этой самой культуре, лихо заколачивают свои капиталы буржуазные стервятники – гуру бизнесов и всевозможных «развитий», психологи, коучи, профессиональная армия по одурманиванию масс и по сохранению существующего положения вещей.

Несомненно, у фриланса есть свои плюсы. Несомненно, для определенных групп (часто маргинализированных) – это единственный источник заработка. Цель моего анализа не подвергнуть сомнению сам формат. Не опорочить фрилансеров, не призвать отказаться от этого. 

Цель анализа подвергнуть сомнению нынешнюю экономическую систему и ее ценности, толкающую нас на риски и неуверенность в завтрашнем дне. Цель – показать, что классовая структура и противоречия никуда не исчезли. 

Маринуясь в соку навязанных капитализмом мифов, вы продолжаете брести по этой узенькой колее, не помышляя о том, чтобы хотя бы выглянуть за ее пределы, прислушаться к опыту остального мира, скрытого за ширмой «свобод», «возможностей» и «равенства».

Капитализм заткнул вас блестящими конфетти, фаст-фудом, шоу, селебами, приправив все это, такое необходимое, вечное – непробиваемыми слоями неолиберальных ценностей. Вот же она – ваша свобода. «Свобода» для тех, кто вписывается в стойло нормативности. Всех остальных, не таких, не вписывающихся – в резервации, огороженные колючей проволокой из стигм и общественного порицания.

Капитализм принес вам то долгожданное, греющее, эту надежду на то, что и вы, о, несомненно, однажды, только надо чууууть-чуть подождать, – из холопов превратитесь в хозяев. 

Еще парочка тренингов, парочка консультаций с коучем, еще чуть-чуть…