Почему альтернативные левые поддерживают законопроект о противодействии домашнему насилию? | Altleft | Альтернативные левые

Почему альтернативные левые поддерживают законопроект о противодействии домашнему насилию?

Альтернативные левые горячо поддерживают идею об особом законе, направленном на противодействие домашнему насилию. К сожалению, такая позиция встречает непонимание не только со стороны консервативной публики, откровенных фриков и религиозных фанатиков, но и со стороны многих левых, что, вообще-то говоря, как минимум странно. Поддержка такого закона не обязывает к абсолютному доверию в отношении конкретного законопроекта, который может иметь те или иные недостатки. Важно другое: в обществе есть запрос на решение проблемы, которая портит жизнь тысячам семей. Какое решение мы предлагаем, кроме отсылок к прекрасному светлому будущему? В конечном итоге при всех недостатках конкретного законопроекта, мы в силах выдвинуть свой собственный, хотя бы в качестве общественной инициативы.

Насилие вообще и семейное насилие в частности в основе своей имеет социальные причины – неравенство и следующие из этого культурные нормы. Когда человечество обеспечит материальное благополучие каждому, общество через ряд поколений преодолеет насильственные преступления и агрессивное поведение. Первоначальное условие для этого – переход от устаревших конкурентных рыночных отношений к социалистической солидарности и плановой экономике. Однако сегодня мы существуем в других обстоятельствах. Пока эти обстоятельства актуальны, нужно решать проблемы здесь и сейчас, не откладывая в долгий ящик.

В случае с семейным насилием мы имеем серьёзную общественную проблему, которая, как и другие проблемы насилия, должны решаться конкретно. Это означает, что невозможно закрыть глаза на семейное насилие, отсылая к тому факту, что государство и его судебная система уже ограничивают насилие теми или иными законодательными актами. Статьи за убийство, нанесение побоев, запугивание есть, но они сформулированы «в общем», без учета контекста, который в данном случае имеет решающее значение. Семейная жизнь предполагает постоянное взаимодействие супругов между собой, супругов с детьми, детей между собой. Семейная жизнь по определению предполагает наличие общего хозяйства, той или иной формы зависимости членов семьи друг от друга. Здесь нельзя применять «общие» статьи уголовного кодекса. Кроме того, жертвы семейного насилия гораздо чаще, чем жертвы насилия вообще, получают не только физические, но и серьёзные психологические травмы, особенно, когда речь идет о насилии в отношении детей. Это не значит, что жертвы насилия вообще не получают таких травм, но психологическая травма тем тяжелее, чем сложнее отношения между насильником и жертвой, чем длительнее по времени подвергается насилию жертва. Кроме того, когда речь идет о детях, нетрудно понять, что ребёнок должен быть мягко говоря развит не по годам, чтобы воспользоваться защитой общества и государства в случаях насилия со стороны членов семьи.

Поэтому мы отметаем аргументы противников закона о домашнем насилии, которые кивают на существующие статьи уголовного и административного кодекса.

Мы также отвергаем как нелепые и смешные разговоры некоторых «левых» о том, что новый закон будет репрессивным инструментом в руках государства и кормушкой для коррупционеров-чиновников и коммерческих НКО. Отвергаем потому, что в современных условиях любой закон, любая инициатива становятся и инструментом репрессий и кормушкой. Правящий класс, пока он обладает достаточной силой, а общество не может противопоставить этой силе свою собственную, будет переиначивать все движения, все законы в свою пользу. На всякой инициативе будут пытаться нагреть руки коррупционеры и коммерсанты. Отчего «левые» не выступают против профсоюзов, боссы которых сотрудничают с государством и отрабатывают гранты многочисленных фондов? Надо думать, этот “аргумент” попросту прикрывает патриархальное раздражение по поводу нового законопроекта.

К слову, что ещё не понимают “левые”, выступающие против законопроекта, так это важность упрощения жизни женщин рабочего класса, которые могли бы в иных условиях присоединиться к нашей общей борьбе за социализм, но сейчас затянуты домашними тиранами в сети насилия. Да что говорить, семейное насилие часто проявляется в том числе в удержании женщины от трудовой деятельности.

По поводу споров вокруг законопроекта можно выделить несколько основных позиций. Самая маргинальная и человеконенавистническая – это позиция правительства, церкви и консервативных экстремистских организаций, чьи боевики участвуют в травле и преследовании активистов различных низовых инициатив. Она состоит отнюдь не в замалчивании вопроса, а в горячей поддержке традиций домостроя, подчиненного положения женщины и детей по отношению к мужчине. Авторов и сторонников законопроекта консерваторы называют «агентами госдепа», «разрушителями семейных ценностей». Но как говорит народная мудрость: если закон о семейном насилии разрушает семью, значит ли это, что традиционная семья держится на насилии?

Если правительство выносит законопроект на обсуждение, то только с пониманием своей полной власти над его судьбой в условиях отсутствия сколько-нибудь демократических инструментов на стороне общества[1]. С другой стороны, принятие закона для правительства — это возможность сгладить нарастающий с обществом конфликт, ослабить влияние оппозиции, сделав безопасную и не слишком дорогую для государства уступку

[1] Об этом ярко свидетельствует новая редакция законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, опубликованная 29 ноября Советом Федерации. Авторы законопроекта вообще объявили, что в такой редакции он “бесполезен”. ttps://meduza.io/feature/2019/11/30/opublikovannyy-sovetom-federatsii-zakonoproekt-o-domashnem-nasilii-stal-neozhidannostyu-dlya-ego-soavtorov-oni-nazvali-dokument-reveransom-v-storonu-fundamentalistov

Вторая позиция – это позиция либеральной публики. Либералы поддерживают новый законопроект, видя в нем достаточную юридическую меру, которая обеспечит безопасность в семье и позволит реабилитировать жертв насилия. Первый недостаток этой позиции выражается в попытках коммерциализировать законопроект, внести в него сильный фактор рынка, т.к. по мнению либералов именно коммерческие структуры лучшим образом обеспечат реабилитацию жертв насилия. Второй, и самый существенный, недостаток состоит в священной вере либералов в силу закона, который, якобы, сам по себе поменяет общественные отношения. Законы важны и нужны, но они лишь латают дыры в культуре человеческого взаимодействия. Если семейное насилие существует системно, то значит, есть некоторые экономические и социальные факторы его порождающие. И семейное насилие есть не только в мусульманских странах и «отсталой России», оно цветет в «просвещенной» Европе[2] и США. Эти факты подводят нас к третьей позиции.

[2] 25 ноября во Франции правительство объявило об ужесточении законодательства в защиту женщин от семейного насилия. “Согласно статистике AFP, во Франции с начала года своими супругами были убиты по меньшей мере 117 женщин. Феминистское движение Nous Toutes говорит о 138 женщинах, убитых в нынешнем году.”, — пишет Комменсант. Т. е. данная проблема не просто существует в странах «развитого» капитализма, но она ещё и усугубляется год от года.

Третья позиция – это позиция социалистов. Можем ли мы говорить за всех вообще социалистов, поддержавших законопроект? С той лишь поправкой, что описанная ниже позиция – это в первую очередь позиция альтернативных левых и альтернативных феминисток. Эта позиция проста: закон о домашнем насилии нужен. Для жертв насилия и семей вообще наиболее безопасным будет ситуация, при которой максимальное число возможных функций по выполнению норм закона будет положено на плечи некоммерческих общественных организаций, муниципалитетов, демократических структур. Реабилитация жертв насилия должна происходить на средства общества и не зависеть от колебаний рынка, при которых та или иная фирма в погоне за прибылью может ухудшать качество оказания психологической и другой необходимой помощи. Кроме того, закон – это только костыль для больного общества, а сделать общество здоровым, без семейного и всякого прочего насилия, мы можем только другими, не юридическими мерами – мерами общественной солидарности, повышения культуры, следующей за ростом благополучия всего человечества, каждого его члена. Борьба с семейным насилием – это в первую очередь борьба за доступное жилье, качественное современное научное образование, базовый доход и демократию. Демократию без рынка и конкуренции.

Имеют ли цифры значение?

В спорах вокруг законопроекта часто обсуждаются конкретные цифры преступлений в России. Сколько женщин сидит из за того, что были вынуждены защищаться? Каков действительный масштаб проблемы? Дотягивает ли семейное насилие с точки зрения количественной оценки до своего особого статуса?

На наш взгляд все эти вопросы имеют не первостепенное значение, как бы это не показалось «аморально» для сторонников и противников законопроекта. Пока хотя бы один человек на Земле и в нашей стране страдает от той или иной формы насилия, и эта проблема системно воспроизводится, общество обязано реагировать и принимать все меры для обеспечения нашей общей безопасности, которая, несомненно, складывается из безопасности каждого отдельного индивида.

Некоторые противники законопроекта выдвигают совсем смешной аргумент о том, что де новый закон, если он будет принят, станет оружием в руках «агрессивных феминисток», которые тут же устроят инквизиционные преследования мужчин. На этот смешной аргумент у нас есть по крайней мере один важный ответ. Да, оговоры случаются, женщины, как и мужчины, совершают преступления, используют доступные возможности для того, чтобы решать конфликты и противоречия интересов в свою пользу. Но именно сейчас те женщины, которые оговаривают мужчин, могут использовать патриархальные предрассудки и пробелы в законодательстве для внесудебных расправ и травли. Новый закон, если он будет принят, защитит в том числе и жертв оговора, т.к. по всякому эпизоду компетентные органы обязаны будут проводить проверки, а суды обязаны будут рассматривать дела по существу.  Сейчас нет цивилизованных методов защиты ни у жертв насилия, ни у жертв оговора.

В каждом конкретном законе и законопроекте могут быть свои недостатки, свои недоработки, темные и двусмысленные места. Каждый закон в современных экономических условиях так или иначе – воля богатого меньшинства, даже если эта воля была ограничена давлением снизу. Однако нужно быть совершенно оторванным от мира отшельником, чтобы не придавать важного значения народной борьбы за влияние на государственную политику уже сегодня, сейчас, а не в светлом далеком будущем. Эта мобилизующая борьба в конечном итоге обернется настоящим штормом, во время которого гроздья нашего гнева раздавят правящую олигархию! Поэтому альтернативные левые выступают за закон о домашнем насилии.