По следам критики наших принципов | Altleft | Альтернативные левые

По следам критики наших принципов

По следам опубликованных недавно «принципов альтернативных левых» наша редакция получила массу замечательных отзывов. В основном это была критика, за что мы признательны всем читателям. Часть этой критики невозможно разобрать без серьёзного и вдумчивого исследования современного положения дел в самых разных областях человеческой деятельности, которые так или иначе касаются вопросов революционной (и социалистической в первую очередь) теории. Мы, однако, подозреваем, что часть критики новых принципов связана с недопониманием мыслей их авторов. Виноваты в этом, разумеется, мы сами, но и декларативный характер документа тоже сыграл важную роль. В настоящем материале мы попробуем раскрыть некоторые тезисы, которые вызвали непонимание, в той степени, в которой это необходимо для продолжения дискуссии. Мы, как и прежде, не претендуем на безошибочный анализ, но убеждены, что двигаемся в нужном направлении. Присылайте нам больше ваших критических отзывов! Все они пойдут на пользу новому движению.

1.Устарел ли марксизм?

Верно ли, что альтлевые утверждают, будто марксизм устарел? Это неверно. Могут ли устареть законы Ньютона? Может ли устареть теория эволюции Дарвина? Нет, к научным достижениям такого масштаба, как достижения Ньютона, Дарвина, Маркса нельзя подходить с такими понятиями.

Но! Разве физика не развивалась после Ньютона? Разве мы не знаем теперь и теорию относительности и квантовую механику? Разве теория эволюции осталась на уровне Дарвина? Представьте, что в кружке, изучающем физику или биологию, по кругу год за годом читают работы первооткрывателей вместо современного адекватного исследования мира. Законы Ньютона научны и верны в определённых пределах, как и принципы, открытые Дарвином и Марксом верны, но это лишь начало пути в научном исследовании вопросов, которых касались великие умы прошлого. Теория эволюции сейчас немыслима без генетики, а в XIX веке о ДНК ничего не знали. GPS невозможно создать, руководствуясь ньютоновской физикой.

Чем Марксов вклад в науку отличается от вклада других ученых? Тем, что марксизм провозгласил философию действия. Познаешь мир – меняй его, совершенствуй, в соответствии с интересами больших групп людей. Марксизм стал основой широкого политического движения. Но он закостенел в своих архаичных формах. Это было оправдано для начала XXго века, для эпохи первых социалистических революций, первых попыток нахрапом изменить мир, когда вдогонку решались вопросы несостоявшихся во многих странах буржуазных революций.

Однако пройдя через жернова бюрократических трактовок и доктринерских схоластических баталий, марксизм приобрел по большей части догматический, церковный характер. В некотором смысле марксизм повторил судьбу раннего христианства. На смену революционерам первой волны пришли священники, трактующие тексты, понимающие мир не с точки зрения исследования его и применения принципов марксизма, а с точки зрения поиска истины в священном писании. Возьмите хотя бы исследования марксистами СССР. Какая работа марксистов об СССР избегает трактовок Марксом социалистического будущего? Какое исследование (разве что поклонников иных вождей) обходит стороной священные указания Ленина на то, каким должен быть социализм и путь к нему? Всякому, кто знаком с научным принципом, очевидно, что искать ответы на новые вопросы реального социалистического опыта в старых книгах нельзя. Подумать только, Маркс и Ленин мечтали бы о таком материале, на котором можно провести массу интересных и важных исследований, а марксисты предлагают трактовать «Критику готской программы» и «Государство и революцию», сравнивая действительность с предсказаниями классиков, сколь угодно «гениальных», но тем не менее не знавших ни сталинизма, ни живой практики революционных изменений XXго века.

Практически всё «развитие» марксизма в XX веке шло именно по пути схоластики, по пути оцерковления учения Маркса. Это нисколько не обесценивает вклад марксизма в революционное движение XXго века. Марксизм и сегодня может прекрасно «работать» как учение, мобилизующее часть угнетённых классов. Однако, если мы, социалисты (анархисты и коммунисты сюда же), серьёзно подходим к вопросу об изменении мира, мы должны расчистить авгиевы конюшни церкви святого Маркса. Реальный научный и исторический вклад марксизма в социалистическую теорию неоценим, он огромен и важен. Взяв за основу самое сердце марксовой теории, мы должны идти дальше, отбросив старые церковные формы, не боясь ставить новые вопросы, не боясь заново открывать старые истины. Это очень важная мысль. Давайте повторим её ещё раз. Марксизм так застоялся, что даже его самые верные выводы нужно сделать заново, подтвердить новым материалом. При этом не бояться эти выводы опровергнуть, не бояться нарушить границы устоявшегося мировоззрения. Ведь для нас важна истина, а не догма. Если марксизм верен, а мы в этом убеждены, то он выдержит сколько угодно проверок и сколько угодно скепсиса. Тем сильнее будет его научный и революционный авторитет.

2. Новые или альтернативные левые?

Многие наши читатели с недоумением прочли название нового проекта. Что значит «альтернативные левые»? Какова логика имени? Это второстепенный вопрос, но он как раз подходит для рассмотрения в нашем «легком» материале.

Некоторые думают, что альтлефт – это калька с альтрайта. Это в каком-то смысле верно. Альтрайт – хорошая попытка правых реанимировать свои тухлые консервативные организации и создать молодое и современное движение. Однако понятие об альтернативных левых – это лишь модификация различных послевоенных попыток создать новую школу марксизма. Эти попытки, на наш взгляд, были в общей массе неудачны. Об этом чуть ниже. В США альтлефт, не удивляйтесь, это левая часть альтрайта. В Европе альтлефт неизвестен. В немецком языке «alt» вообще означает «старый». К слову, когда-то «Леворадикал» экспроприировал свой символ – флаг на шестеренке – именно у правых. Если вы воспринимаете альтлефт как кальку на альтрайт, что же, пусть так и будет. Мы не гордые, но мы справимся лучше.

Почему мы не «новые левые»? Послевоенные попытки обновить марксизм, к несчастью, имели лишь ограниченный успех. Они часто приводили к ревизии в плохом смысле слова, к откату назад, к идеализму и путанице. Франкфуртская школа потерпела в основном очевидную неудачу, а целый ряд левых интеллектуалов и вовсе переметнулись на сторону буржуазии. Вообще сомнительно, чтобы в разгар революционных событий было возможно пересмотреть устоявшиеся формы мировоззрения положительно. Этому способствует именно наша эпоха – эпоха реакции, когда капитал берет реванш по всем фронтам, хотя он и вынужден в лице своих либеральных партий заигрывать с социализмом, создавая особые казуальные формы сочленения социализма и либерализма. Понятие «альтернативные левые» удачно, на наш взгляд потому, что наше движение, если оно будет успешным, действительно представляет альтернативу тому пути, по которому пошел марксизм (и не мог пойти, что вполне вероятно, этот вопрос нужно исследовать). Наше движение не новое в смысле отрицания марксизма, наше движение альтернативное в смысле другого развития марксизма, научного, недогматического, живого. Заранее просим прощения у читателей за такую нескромность. Мы надеемся быть правильно поняты, тем более, что наша аудитория очень умна и образована. Сейчас мы можем обращаться лишь к левым, знающим, о чем мы говорим и пишем.

Почему в таком случае мы пишем в наших тезисах: «Альтернативные левые не считают себя «марксистами», «анархистами» или представителями каких угодно ушедших в прошлое левых политических течений». Нет ли здесь противоречия с идеей об альтернативном развитии марксизма, социалистической теории в целом? Если мы смотрим на мир с точки зрения церковно-догматической, то противоречие есть. Например, христианство существует пару тысячелетий. Но даже в таком случае объявление некоего движения «христианским» имеет ценность лишь в противопоставлении его «нехристианским» церквям. Если новая церковь христиан захочет обрести право на существование, ей придется объявить себя некой особой разновидностью христианства. Мы же смотрим на мир с научной точки зрения. Дарвинизм в биологии был лишь определённым этапом развития науки о жизни. ДНК и генетика – это уже не дарвинизм в строгом смысле. Тем не менее все современные биологи вряд ли откажутся назвать себя «дарвинистами». Движение альтернативных левых является в историческом смысле марксистским, но, во-первых, марксистскими себя объявляет огромное количество общественных движений, партий и групп, разительно отличающихся друг от друга, а во-вторых, марксизм был лишь этапом в развитии социалистической мысли. Современный социализм, включая в себя марксизм, должен быть по определению шире его.

3. Альтлевые отрицают революционную гегемонию пролетариата?

Верно ли, что альтлевые не считают пролетариат революционным классом? Это неверно. В строгом смысле мы пишем в наших принципах: «Альтернативные левые не считают решенным вопрос о революционном субъекте в настоящую эпоху». Это не означает, что пролетариат не является революционным субъектом. Но мы считаем, что выводы Маркса в отношении пролетариата должны быть проверены современным исследованием. Пролетариат может быть, а может и не быть революционным классом. Напомним, что крестьянство в истории играло разные роли: от революционных армий Французской республики до реакционных орд, подавлявших Парижскую коммуну. Силами рабочих партий была подавлена революция в Германии, но именно рабочая партия большевиков свершила Октябрьскую революцию в России.

Положение рабочего класса неоднозначно. Неоднозначно и значение прибавочной стоимости в структуре эксплуатации угнетенных страт общества. Каковы тенденции автоматизации? Каково реальное значение эксплуатации ручного труда? Действительно ли богатства обретаются финансовой олигархией в конечном счете через эксплуатацию пролетариата? Не занимает ли классическая буржуазия такое же положение, которое занимали феодалы в эпоху абсолютной монархии? Это сложные и важные вопросы. Саму постановку их мы считаем делом очень важным и нужным. Альтлевые имеют намерение проверить как старые теории, так и новые гипотезы. И мы в последнюю очередь ждем на этом пути преграды. Если марксизм верен, то его выводы будут подтверждены новыми исследованиями. Однако нужно избежать возможных искажений выводов и анализа, «подгонки» фактов под нужные «истинные» устоявшиеся взгляды на пролетариат.

Вместе с тем в практической работе именно пролетариат в широком смысле слова –  пока и вплоть до выяснения и проверки новых выводов – должен оставаться объектом пропаганды и агитации революционеров. Было бы смешно выбрасывать старую одежду, не обзаведясь новой. Так бы социализм остался совсем голым, как король в известной сказке. Мы не призываем к прекращению работы с угнетенными группами наемных работников, но мы призываем трезво оценивать силы и точки их приложения, давать самим себе отчет в том, насколько результативна та или иная работа, не бояться проверять гипотезы. Даже самые смелые. И это будет возможно, если мы все прислушаемся к четвертому пункту наших тезисов, который прямо бьет в одну из самых серьёзных проблем левого движения.

4. Этот суровый внутренний враг

Четвертый пункт наших принципов затрагивает один из самых болезненных вопросов левого движения. Полное отсутствие чувства локтя у левых, фатальную грубость и хамство активистов по отношению друг к другу, неуважение к товарищам, попытки вести политические войны и игрища, которые смотрятся со стороны очень жалко и нелепо.

Альтернативные левые убеждены, что только истинная солидарность и уважение, отказ от грубости и ругани, лояльность к соратникам, пусть они не разделяют те или иные взгляды, да ещё платят взносы в другую кассу, дадут возможность левым сделать резкий качественный рывок как серьёзной политической силы.

Традиция грубости и хамства, увы, заложена классиками марксизма. Скажем прямо, именно копирование стилей ведения дискуссии Маркса, Энгельса, Ленина и проч. – вот реальная причина сегодняшнего положения дел. Давайте честно себе в этом признаемся и больше не будем повторять ошибки учителей.

Здесь наш внимательный читатель может возразить: величайшие и непогрешимые классики марксизма грубили и хамили направо и налево в соответствие с размахом движений, которые они теоретически обслуживали. Не будем спорить лишний раз о таких вещах. Согласитесь, размах нашей нынешней работы вряд ли может каким-либо образом обосновать тон, которым левые разговаривают друг с другом.

5. Детерминизм и свобода воли

Пожалуй, самое уязвимое и теоретически сложное место в нашем документе – это вопрос соотношения детерминизма и свободы воли, вопрос о том, насколько человек способен влиять на законы природы. Мы считаем, что границы свободы воли должны пониматься шире, чем они понимаются в классическом марксизме. У этой гипотезы есть сильные аргументы.

Приведем пример. Есть объективные законы эволюции. Но человек, познав их, выяснив механизмы эволюции, может вмешаться в сам её ход. Генная инженерия! И вот объективный закон со всей его железной логикой отступает перед человеческой волей.

Социальный конструктивизм, сознательное формирование будущего, которое опирается на открытые Марксом законы, есть не что иное, как торжество свободы воли. Она, однако, не является независимой или идеальной. Она лишь материальное воплощение более сложных и глубоких закономерностей, которые мы ещё не поняли и не открыли. Однако для нашей эпохи вполне целесообразно говорить о том, что люди сами могут создать свое будущее. И оно является в этом смысле неопределённым, не фаталистическим.

Между прочим, один из критиков нашего документа сделал очень верное замечание по поводу того, что фатализм не всегда ведет к пассивности. Это совершенно справедливое указание мы примем к сведению и внесем правки в наши тезисы, чтобы они стали лучше. Каждый штрих полезной критики добавляет красок в общую картину нового мировоззрения. Поэтому мы ещё раз призываем всех читателей давать отзывы на наши материалы. Все они будут рассмотрены и учтены. Да здравствует общечеловеческое творчество! Пример Википедии в данном случае очень вдохновляет.

Вернемся к детерминизму. Есть ещё ряд важных научных вопросов, на которые мы хотим получить ответ, если сможем правильно провести исследования или мотивировать наших читателей сделать это совместно с нами. Действительно ли противоречия капитализма разрешаются только через социализм? Действительно ли социализм будет иметь тот гуманистический и светлый облик, который принято воображать, говоря о будущем человечества? Возможно ли, что социализм и вообще разрешение противоречий капитализма, будут выглядеть так, как человечество этого захочет? Или мы можем говорить лишь о ряде детерминированных путей эволюции общества? Вопросы сложные, они требуют как можно более широкого и глубокого обсуждения. Мы надеемся, что наши читатели не обойдут их стороной, а попробуют вместе с нами разобраться в сложных вещах. К слову, всегда легче встроить новый вопрос в старые мировоззренческие формы, деформировать его, подогнать под известные выводы. Но не нужно бояться творчества, не нужно бояться, сделать выводы не такие, как у Маркса, а тем более не нужно бояться говорить о новых явлениях, которых Маркс не касался вовсе. Сила марксизма не в армейском равнении на очередного командира-трактовщика святых текстов. Его сила в истинности пути, по которому марксизм вел угнетенные классы и, надеемся, поведет дальше, очищенный от наросшей за сотню лет коросты.

6. Позитивизм или наука

Многие наши читатели использовали в своей критике клеймящее обвинение в позитивизме. Наверно, было бы странно доказывать, что мы не верблюды. Мы отсылаем таких критиков к изучению отношения Маркса, Энгельса, Ленина и других марксистов к философии как явлению и к позитивной науке. Ошибочно думать, будто философия действия Маркса и «диалектической материализм» иначе смотрят на научное исследование, чем современная наука, которую нередко творят сторонники позитивизма. Позитивизм, когда речь идет о вопросах скепсиса, проверки, подтверждения данных и выводов, весьма полезен. Реакционная сторона позитивизма сложна, она не может быть раскрыта в таких простых вопросах. Поэтому мы не принимаем такие обвинения всерьез. И вообще не считаем это обвинение чем-то важным. Будь мы хоть тысячу раз позитивистами, это не отменило бы правильности (или неправильности) наших тезисов. Кажется, в своем уме мало кто будет отрицать, что всякая гипотеза до проверки и опровержения имеет право на существование, а теоретические выводы должны регулярно подтверждаться.

Это, однако, не отрицает значения теоретической борьбы в области науки, теории науки или философии, как угодно. Только вот эта борьба происходит на более высоких уровнях понимания мира, а не на уровне очевидных интуитивно понятных выводов. К нашему несчастью, правда, именно такие выводы оказались кстати для левого движения, умеющего прекрасно раскрывать сущность капиталистической эксплуатации, но забывающего мыть руки перед едой…

7. Телега впереди лошади?

Как вообще понять, что альтлевые пишут в «6» пункте своих тезисов? Это ли не образчик путаницы? Так создает уничтожение товарного производства и частной собственности социализм, или для этого нужны особые вызревшие условия в виде преодоления определённых производственных отношений?

История неоднократно демонстрировала, что классы очень медленно и сложно превращаются друг в друга. Если «новое дворянство» стало в свое время частью буржуазии, то сама буржуазия формировалась отдельно от дворянства. Если фермер занимается производством пищи, это не значит, что он наследует средневековому крестьянину. Очень сложным является вопрос о том, как именно произойдет упадок наёмного труда, как именно будет уничтожен ручной труд, как именно отчуждение труда исчезнет и какими формами человеческой деятельности будет заменен отчужденный труд?

Опыт «социалистических» государств показал, что общественная собственность на наёмных рабов не приводит к социалистическому развитию. Здесь вы, будучи марксистом определённого толка, просто обязаны кидать в нас камни. И мы каемся, что не понимаем, каким образом обобществление производительных сил автоматически приводит к смене производственных отношений? Нет ли здесь черта, спрятавшегося в самом укромном месте марксистской теории? Разве идеи обобществления крестьянского труда эпохи средневековья и нового времени не являются утопиями? Почему же обобществление труда наемных рабов – это путь к социализму? Может быть так, что путь к социализму – это полная автоматизация труда в той степени, которая делает невозможным присвоение прибавочной стоимости. Однако все эти вопросы, гипотезы, скромные догадки нужно проверять, изучая реальные отношения людей. Реальный опыт экономического развития разных стран в XX веке. Такие исследования не обязательно опровергнут выводы Маркса. Вполне возможно, что они такие выводы подтвердят. Мы этого сейчас не знаем. Но мы знаем точно, что такие исследования, лишенные идолопоклоннических мотивов, прояснят множество важных и острых вопросов будущего социалистического преобразования мира.

8. Кое-что важное

Итак, мы вкратце рассмотрели первую волну критики наших принципов. Ещё раз благодарим всех, кто принял участие в изучении нашего материала. Надеемся, наша работа станет для вас такой же важной, какой она видится нам.

Мы глубоко убеждены в неизбежности социализма, наши сердца так же полны классовой ненависти по отношению к угнетателям и рабовладельцам. Но мы призываем всех левых при горячем сердце иметь холодный рассудок. Не отвергайте с ходу все новое, не пытайтесь «закидать шапками» тех, кто задает неудобные вопросы, а может быть (о, боже!) и не прав. Присмотритесь хорошенько к тем теоретическим рисункам, которые мы выполнили в своем скромном начинании. Возможно, мы сможем совместными усилиями преодолеть очевидный для всех кризис социалистической теории. Как бы мы ни отрицали проблемы, но – изгнанные в дверь – они войдут через окна.

Добавим в конце пару слов о нашей позиции в вопросах дискриминации угнетённых групп. Помимо классового угнетения человечество знает и неклассовую дискриминацию, проблемы угнетённых идентичностей (как модно теперь говорить). Мы не считаем, что социализм автоматически решит все проблемы, и мы не считаем, что нужно откладывать решение проблем угнетённых групп до явления святого социализма. То, что мы можем сделать для угнетённых групп сегодня, мы сделать должны. Не оставляя в тени никакие проблемы. Наша задача состоит не в том, чтобы отложить, например, рассмотрение женского вопроса до далекой эпохи светлого будущего, а на своем примере и своими усилиями показать реальную связь нашего движения и степени эмансипации угнетённых во всех смыслах этого слова. Мы не должны бояться феминисток или ЛГБТ активистов. Они не раскалывают рабочий класс. Пусть они боятся, что женщины рабочего класса и другие «неклассические» рабочие предпочтут единое рабочее и социалистическое движение, а мы, в свою очередь, приложим к этому все усилия.

Наши читатели задавали вопрос: что делать, если мы согласны с вашими тезисами? Есть ли у вас организация? На данный момент мы приняли решение не учреждать организацию. Некоторую структуру имеет наша инициативная группа, постоянно работает редакция нового сайта. Но вы можете присоединяться к нашей работе. Мы всегда рады новым людям. Для всех найдется какая-то точка приложения сил. Не стесняйтесь высказывать свои оригинальные мысли, мы ценим их больше, чем заученные формулы. У нас много работы, а значит, нам нужно много разных людей, каждый из которых будет важен. Наверно, не стоит и говорить о том, что наше движение антиавторитарно, мы не хотим знать явление вождизма в тех формах, которые закрепились у старых левых. Если хотите работать в дружеской обстановке, без левых «срачей», ругани и бесконечной охоты на ведьм, без политических войн с солдатами соседних сект, без задач по нелепой вербовке неофитов, без коллективного комплекса РСДРП, то работайте с нами.

Контакты и важные ссылки:
Канал в телеге — https://t.me/altleft_org
Связь в телеге @my_class_war
Подписка в вк — https://vk.com/altleft_org